Новости для интеллектуалов

Новости креативного класса

Каталог компаний

Выбрать тренинг

Летнее чтение:

Добавить в Каталог

Статьи

О Клубе

Форумы

Публикация месяца

TreKo.Ru Консалтинг и тренинги

Рейтинг@Mail.ru



Маргинальное искусство и протесты арт-группы «Война»


Режиссёр Андрей Грязев снял об арт-группе «Война» документальный фильм «Завтра», который с успехом был презентован на Берлинском кинофестивале. После этого о картине узнали и заговорили в России. А активисты арт-группы объявили режиссёра предателем. «Андрей Грязев рассказал «МК» в Питере» о выдуманном мире «Войны», о том, кого анархисты пускают в расход и как среди них выживает маленький ребёнок.

На съемки этого фильма у Андрея Грязева ушло полтора года.[…]

Главные герои «Завтра» — активисты скандальной группы «Война», прославившейся рисованием члена на Литейном мосту и переворачиванием милицейских машин. Олег Воротников (он же Вор), его жена Наталья Сокол (она же Коза), их маленький сын Каспер и соратник Леня Ебн***тый отрицают деньги, воруют в магазинах и, кажется, ненавидят, всё, что связано с властью и государством. Сейчас их разыскивает полиция. Коза - хорошая мать, Вор - никакущий отец.

- Как живут активисты «Войны» в «мирное» время, между акциями?

- У «Войны» не было разделения на обычную жизнь и работу. Это всё равно что жить в офисе или работать дома. В жизни всегда главенствовали анархия и свобода нравов. Из-за этого, конечно, маленькому Касперу частенько приходилось засыпать под утро на улице в своей коляске или где-нибудь на лавке. Квартиры, в которых жили члены группы, назывались «вписками». Обычно их предоставляли сочувствующие или знакомые знакомых, которые хотели казаться приближенными к оппозиции или пытались таковыми стать, а «Война» всячески давала понять, что они помогают делу будущей революции. В этом в полной мере присутствовали фальшь и лицемерие, так как «Война» обычно презирала этих людей за их спиной за лесть и трусость. Вписки предоставляли художники, писатели, наркоманы, даже был один начинающий олигарх и журналист из одного
модного журнала про кино. Некоторые выдерживали «Войну» месяц, но чаще не более 2-3 дней. Так что были и подвалы, и роскошные гламурные вписки.

Распорядок дня повторялся изо дня в день. Вор обычно весь день спал, потому что бодрствовал ночью. Леня утром перемывал всю посуду, после ночных застолий. Коза всё свободное время уделяла Касперу, пока не наставала ночь и не приходилось работать над планами и доставать еду. Так что армейского режима и распорядка у «Войны» не было даже близко. Иногда всем приходилось просто сидеть и ждать, когда Вор проснётся.

Единственной и постоянной проблемой для «Войны» была добыча еды в магазинах каждые 2-3 дня. Это и способ жить без денег, и постоянная поддержка себя в тонусе посредством подвержения себя постоянной опасности быть схваченным. В магазинах обычно первым уходил тот, у кого с собой украденные продукты. Остальные, кто попадался, пытались всё уладить только своими силами. С продуктами всегда был Вор, на отбивание в случае чего всегда оставалась Коза с Каспером. Остальное, конечно, можно увидеть в фильме и составить своё мнение об этом практически «из первых рук». […]

- Когда вы только задумывали этот фильм, кем вам представлялись активисты «Войны» - героями, чудаками, оппозиционерами...?

- Скорее, героическими чудаками. Конечно, оппозиционные настроения у них присутствуют, но многим их форма изложения непонятна.

- Ваше мнение о них изменилось к концу съемок?

- После выхода из СИЗО Вор изменился очень сильно. Его захлестнула волна славы, поэтому для дальнейших акций время было упущено. Головокружение от успехов никогда просто так не заканчивается.

- Как вы оцениваете их методы? Это искусство, достойное премии, или хулиганство?

- «Война» - это яркий пример медиаакционизма. Их акции существуют только в медиапространстве. Они считаются законченными не тогда, когда были исполнены реально, а только после того, как получают широкое освещение в СМИ. Поэтому для «Войны» всегда была важна эксплуатация медийного поля посредством пиар-технологий. Здесь основная движущая сила - скандал, а не резкое политическое высказывание. У «Войны» всегда имеется допустимая степень неясности высказывания. Группа никогда открыто не заявляла о своих политических пристрастиях и требованиях. Её акции не содержали прямых обвинений и критики. Протестное искусство - это противопоставление себя обществу и власти, основанное на взаимных провокациях. Но, чтобы вызвать ответную реакцию общества, необходим хоть какой-то креатив, творчество.

Причём, если ты критикуешь абсолютно всех, то в России тебя поставят в лидеры протестного искусства, даже с политическим оттенком, а в нормальном мире - в лучшем случае выпишут штраф, чтобы не делать лишней рекламы. Протест в цивилизованном мире строится не на амбициях и эпатаже, а на сопереживании и солидарности. Посмотрите хотя бы, например, «Оккупируй Уолл-стрит» (акция протеста в Нью-Йорке против преступлений финансовой элиты, участники акции с сентября 2011 года живут в палаточном лагере на Уолл-стрит). Я уверен, что наше общество скоро к этому придёт в поисках новых протестных высказываний.

- Как вам показалось, то, что делает «Война», - это серьезно? Они сами верят в то, что творят, или это способ жить не скучно?

- На мои вопросы насчет идейной составляющей после переворота милицейской машины ребята всегда отвечали: «Мы же должны что-то делать». Воротников говорил, что ему важно прожить жизнь ярко, чтобы было потом, что вспомнить. Несомненно, в этих словах присутствует эпатаж. Для него жизнь Каддафи - очень яркий и недосягаемый пример. Верить в то, что такие методы что-то изменят, абсурдно.

- Вас приглашали стать активным участником акций «Войны», или вы всегда были только сторонним наблюдателем?

- Любой человек, который участвует в акции, уже считается активистом, будь то оператор или фотограф, потому что он знает почти обо всём и несёт на себе некоторый груз ответственности. Стороннего наблюдения никогда не было. Без погружения внутрь не бывает отдачи.

- Вам не захотелось пожить жизнью героев вашего фильма?

- Такая жизнь затягивает. Когда ты следуешь каким-то правилам в анархистской коммуне, то понимаешь, что так жить легко. Но эта жизнь изначально без будущего. Америка и Европа прошли это еще в 1970-е годы. Хотя каждый раз, когда я уезжал от них, меня долго уговаривали остаться или перевезти к ним всю семью. […]

- Вор довольно жестко отозвался о получившемся фильме. Как вы думаете, почему ему не понравилось «Завтра»?

- Изначально фильм ему понравился, свое мнение он изменил гораздо позже, когда стало понятно, что их последняя акция не имела никакого успеха. Все более уменьшающийся СМИ-поток уже не может держать их на плаву. Тем более что вся пресса сейчас сосредоточена на Pussy Riot. Почему бы не напомнить о себе очередным скандалом? Вот добился - напечатали наконец-то его одну статью. В ней он написал, что фильм труслив и что я не показал его героем-декабристом-революционером, спасающим страну от террора. Хотел получить пропаганду, а получил полное документальное отражение. Упрекнуть меня в субъективном взгляде очень трудно. Герои сами делают фильм.

Вот и приходится ему размахивать кулаками после драки, которая закончилась его полным провалом в суде Берлина («Война» судилась с директором Берлинского кинофестиваля и требовала компенсацию - 40 тысяч евро за показ фильма с их участием. Но суд отказал в этом, так как у режиссёра были письменные разрешения самих же активистов на съемку).

- Вы не первый, от кого «Война» отрекается после долгого общения, некоторых они называли предателями. Как вам кажется, почему это происходит - у них такие жесткие нормы отбора, или это просто нежелание делиться славой «Войны»?

- В группе активист - это материал. Его нужно быстрее использовать, пока он сам до этого не додумался и не убежал. Тем более Воротников не терпит никакой конкуренции, поэтому во всех интервью присутствуют только три человека, хотя постоянно утверждается, что в группе несколько десятков активистов.

Вы не представляете, какое количество фотографов покинуло «Войну», даже не попрощавшись. Потому что иногда за посильную помощь они не получали даже банального спасибо. И те же самые фотографы с удовольствием начинали работать, например, на другой отколовшийся когда-то кусок «Войны» или на Pussy Riot. Потому что всегда интересно работать, когда тебя воспринимают на равных, а не ставят в положение, нагнувшись. А вот с документаторами у «Войны» всегда были проблемы. Таких, кто рисковал своим дорогим оборудованием и тратил свое время, практически не было».

Михина Е., Пока Путин у власти, Каспер в школу не поёдёт ( Откровения режиссёра, прожившего полт ора года с группой «Война»), еженедельник «МК в Питере» 2012 г., N 33, с. 2 и 5.


Примечание эксперта портала TREKO.RU Викентьева Игоря Леонардовича: характерно, что как в жизни, так и в том, что участники арт-группы «Война» называют протестным искусством, они не создают своего, а паразитируют (очень точное слово) на чужом...


Мы Вконтакте:
вступайте!

Мы в ФБ:
вступайте!

Мы в Твиттере
Добавляйтесь!
Видеолекции И.Л. Викентьева о ТРИЗ, творческих личностях / коллективах

Публикации на аналогичную тему:

Методические статьи
Статьи и дискуссии
Полезные бизнес-цитаты
Коллекции
На главную
Любое использование текстов и дизайна может осуществляться лишь с разрешения Редактора портала.
Основание: "Закон об авторском праве и смежных правах" PФ, Гражданский кодекс РФ и международные нормы.

Для Пользователей: направляя нам электронное письмо и/или заполняя любую регистрационную форму на сайте,
Вы подтверждаете факт ознакомления и безоговорочного согласия с принятой у нас Политикой конфиденциальности.


English
Deutsch
Russian